Ковалевский Егор Петрович, русский геолог, путешественник, почетный член Петербургской АН

  Инженер и дипломат, он оказался первым российским «специалистом» в Африке, оказавшим ей неоценимую помощь.

  Возможность экспедиции в Африку возникла в 1846 г., когда в Россию приехали два египетских инженера, «чтобы познакомиться с постановкой золотодобывающей промышленности». Ковалевский сопровождал их в поездке на Урал. Там-то и возник план – отправить русскую инженерную миссию в Судан, который в те годы принадлежал Египту… К концу 1847 г. экспедиция уже была в Каире.

  Нил, величайшая из рек Африки, одна из полноводнейших рек мира, истоки которой еще не были открыты. Колесный пароход под зеленым египетским флагом шумно, но медленно движется вверх по реке. Наконец показался Асуан, самый южный из городов Египта. Здесь экспедиция пересаживается на дахабии – нильские барки, мало изменившиеся с тех пор, как на них перевозили каменные блоки и статуи для храмов эпохи фараонов. На дахабиях путешественники поднимаются вверх по реке от первого порога. Начинается Нубия – ворота в Тропическую Африку.

  В городке Короско экспедиция останавливается. Здесь Нил круто поворачивает на запад и к нему выходят два караванных пути. Отряд Ковалевского выгружается на берег и снаряжает караван, в котором одних верблюдов около сотни. Вода в бурдюках стала совершенно отвратительной на вкус и запах. Жара удушающая, но абабде шагают бодро. «Разве это жара? Сейчас еще зима, хотя и на исходе. То ли будет летом!»

  У городка Абу-Хамеда караван вышел на берег Нила. Далее, над берегом великой реки, караван двинулся на юг и через четверо суток прибыл в городок Бербер, где экспедиция снова пересаживается на дахабии и при попутном ветре 20 февраля достигает Хартума. А вот и Сеннар – городок, состоящий из лачуг, едва насчитывающий 25 тыс. жителей; четверть века назад он был столицей могущественного султаната фунгов, распространивших свою власть на большую часть Судана. Турки разрушили султанат, сожгли и разграбили город, перенесли столицу в Хартум. Сеннар, имевший в лучшие времена стотысячное население, так и остался второстепенным провинциальным городком.

  На смену степной растительности приходит влажный галерейный лес – заросли тростников, деревьев, переплетенных лианами, кишащие дикими животными, птицами, змеями. С берега слышны рыкание львов, крики обезьян, рев бегемотов, хохот гиен.

  Наконец флотилия барок достигла городка Россейрес, где путь преградил еще один порог. Снова погрузив снаряжение на вьючных животных, экспедиция двинулась к подножию гор Коссана – конечной цели путешествия. В городке Кери Ковалевский осмотрел огромный склад снаряжения для добычи золота, созданный по приказанию египетского хедива Мухаммеда-Али. Инженерная миссия должна была найти промышленные месторождения золота, построить фабрику для его промывки и очистки и организовать добычу. В короткий срок она выполнила свою задачу, и оставшиеся целыми и неразворованными запасы из правительственного склада в Кери были пущены в дело. Египетские инженеры Мухаммед-Али и Дешури, проходившие в свое время практику на Урале, вместе с Ковалевским и русскими мастерами успешно заведовали первой в Тропической Африке золотопромывальной фабрикой.

  Хотя работа по сооружению фабрики велась днем и ночью, Е. П. Ковалевский находил время проводить разнообразные научные исследования. У него созревает план совершить экспедицию в верховья реки Тумат, куда еще никогда не ступала нога европейца. «Турецкий» правитель области долго противился этой идее своего беспокойного гостя, но, в конце концов, согласился предоставить охрану и проводников.

  13 марта отряд численностью свыше 1 тыс. солдат выступил в поход. В пути Ковалевский производил геологические и географические изыскания, этнографические наблюдения и, между прочим, открыл новый золотоносный район. Все больше путешественник убеждался в том, что на картах неверно обозначены истоки Нила. Теперь он мог обосновать гипотезу, что истоки великой реки следует искать значительно юго-западнее, чем думали прежде (эта гипотеза подтвердилась в результате дальнейших исследований). Дойдя до границ Эфиопии, экспедиция повернула назад. Но она не была единственной; Ковалевский и его спутники совершили еще несколько путешествий в окрестные горы и долины золотоносных ручьев.

  В апреле 1848 г. Ковалевский и оба русских мастера в сопровождении отряда войск двинулись в обратный путь. Во время перехода через пустыню Бейюда Ковалевский тяжело заболел. Чуть живого его донесли на руках до Мероэ. Отсюда частью на барках, частью на лошадях путешественники вернулись в Асуан. Снова Египет, Палестина, Сирия, Украина, Петербург.

  В России Ковалевский читает научные доклады о своем путешествии, составляет докладные записки царю и в 1849 г. публикует книгу, выдержавшую множество изданий, – «Путешествие во внутреннюю Африку». Кроме собственных наблюдений он использовал для нее материалы петербургских библиотек, неопубликованную рукопись азербайджанского путешественника Зейн аль-Абидина, беседы с Порфирием Успенским, которого Ковалевский посетил в Иерусалиме. Он создал одну из самых интересных книг об Африке, появлявшихся когда-либо на русском языке. К сожалению, она более 100 лет не переиздавалась, и все ее издания давно стали библиографической редкостью.

  Кроме Африки Ковалевский составил описание Монголии и Китая – на основе материалов, собранных им во время путешествия в Пекин в 1853 г.

 

  Годы жизни 1811 – 1868




Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.