Булатович Александр Ксаверьевич, русский путешественник по Африке, штаб-ротмистр

Булатович Александр Ксаверьевич

  Его по праву называют видной фигурой русско-эфиопских отношений, российским путешественником по Абиссинии № 1.

  Впервые Булатович познакомился с Африкой в 1896 г., когда прибыл на этот континент в составе отряда русского Красного Креста, чтобы оказать помощь раненым в итало-эфиопской войне. Здесь он попросил у властей разрешения обследовать западные районы страны и совершил в них три поездки, которые описал в книге «От Энтото до реки Баро». Было положено начало обследованию рек Омо, Баро, Аваш, Голубой Нил, уточнена схема водоразделов между бассейнами притоков Голубого Нила, Собета и др.

  Булатович входил в состав первой русской дипломатической миссии в Эфиопии. Удивительным было то, что все ее члены оказались исследователями и оставили ценные труды по этнографии, географии, антропологии и медицине этой африканской страны. Сопровождая армию, Булатович исследовал до этого времени неизученные районы Эфиопии. Результаты этих поездок находили отражение в книге «С войсками Менелика II». Первым из европейцев он пересекает Каффу и составляет оригинальную карту области… Новые поездки, планы, записки. Но жизнь его складывается необычно. Булатович оставляет военную службу и науку и уходит в религию. Но это не мешает ему вновь отправляться в Эфиопию – и не однажды!

  10 марта 1899 г., напутствуемый лично Николаем II, Булатович выехал в Одессу, а в апреле оказался в Эфиопии. В мае после удачного караванного перехода въехал в Аддис-Абебу. Обстановка в те годы в Северо-Восточной Африке была сложной. Англичане основательно закрепились в Судане и вынашивали планы строительства трансконтинентальной железной дороги Каир – Кейптаун. Правда, самой Эфиопии они не угрожали. Русские военные советники давали императору Менелику II действенные и умные советы, как избежать конфронтации на границах страны. Император решительно возражал против прокладки через его земли линии железной дороги.

  Булатовичу удалось с одним из отрядов отправиться в Бени-Шангул, чтобы заняться геофизическими съемками этого района – настоящего «белого пятна» на карте континента. Пробыл он в той поездке четыре месяца, много писал, но большинство записей до сих пор не обнаружено. Известно только, что после трагической гибели Булатовича в ночь на 6 декабря 1919 г. бумаги из его имения пропали, а архивы русского посольства в Эфиопии попали разными путями в Париж и в 1940 г. сгорели во время налета фашистской авиации. Те обрывки, что уцелели, свидетельствуют о бесконечных трудностях, которые приходилось ему преодолевать в своих странствиях. И еще – о глубоком его интересе к жизни населения самых различных районов государства. Его симпатии неизменно были на стороне эфиопов.

  Нельзя не упомянуть об одной примечательной черте Булатовича – он был человеком увлекающимся, в чем-то идеалистичным. Это наиболее ярко проявилось во время его четвертого путешествия по Эфиопии в 1910 – 1911 гг., о котором известно ничтожно мало. Мы знаем лишь, что он совершил его, уже будучи постриженным в монахи. К сожалению, донесения его дошли до нас лишь в копиях, которые делал начальник русской дипломатической миссии П. Власов.

  В одной из бесед с Власовым Менелик выразил большое удовлетворение деятельностью штаб-ротмистра Булатовича, его жизненной энергией, выносливостью и привычкой ко всяким лишениям. Кроме дельных политических рекомендаций, даваемых властям Эфиопии, Булатович – и это особенно ценно – собрал огромный этнографический и географический материал. Большая часть его, к сожалению, до нас не дошла. Работа русского путешественника не могла остаться незамеченной в Европе. Англичане неотступно следили за каждым шагом Булатовича. В прессе сообщалось о «французско-русских агентах», которые толкают императора Эфиопии на захват части долины Нила.

 

  Годы жизни 1870 – 1919




Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.