Вжиться в образ

— Чистка лука отменяется. Будете носить черепа, — строго сказал отец Философ и добавил, заметив наше смущение. – Подымайтесь наверх к костнице, там отец Феофан – покажет все и расскажет…

Паломников, которые попадают на Афон, монахи просят выполнить какую-нибудь работу. Это называется у них «послушанием». Вроде бы не приказ, но не увильнешь, не ослушаешься. Ведь ни за ночлег (в скромно обставленных кельях, однако на белых простынях), ни за хлеб монахи денег не требуют. В первый день пребывания на Афоне в русском Свято-Пантелеймоновом монастыре нас попросили выщипать сорную траву на газоне перед архондариком – монастырскими гостевыми покоями, в которых расселяют паломников. Потом, дав в подмогу итальянца, озадачили сортировкой старых ржавых гвоздей. На третий день мы приводили в порядок монашеские…черепа. Этому афонскому обычаю уже не одна сотня лет. Монахов после смерти предают земле, однако через некоторое время тела выкапывают и, перемыв косточки (в прямом смысле),  черепа надписывают  и складывают в братской усыпальнице-костнице. Поначалу было непривычно прикасаться к останкам «граждан неба», однако  я представил себя одним из насельников монастыря, страстно желающим заслужить монашеский чин, и легко справился с заданием. Кем только не приходиться быть путешественнику, какую только работу выполнять. Что ж недаром говорят, что в чужой монастырь не стоит соваться со своим уставом.  Очень важно в путешествии, в местах, где  балом правит чужой обычай, на время  себя в себе подавив, стать   тем, под чью крышу ты попал. В юрте – ты кочевник, на судне – моряк, в монастыре – монах, среди бомжей  — бомж. Тебя встретят в твоей собственной одежке, но ты сумей, быстро оценив ситуацию,  переменить ее, сумей  вжиться в образ приютившего тебя, сумей его личину сделать своей. Пусть даже она тебе не по размеру и не к лицу…




Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.